Дальний свет

Lichter (Distant Lights)

Дальний свет
Другие названия:
Дальний свет
Lichter (Distant Lights)
Год выхода: 2003
Каждый человек мечтает о лучшей жизни, о том, что дальний свет в конце туннеля выведет наконец из жизненного тупика – к новому, светлому, радостному... «Это название означает всё и ничего, – говорит Шмидт. – «Свет» – это очень многое и совершенно ничего. Это может быть свет свечей в церкви во время первого причастия, огни Слубице, которые беженцы по ошибке принимают за Берлин, или фары такси Беаты. Это очень широкое, открытое для толкований название. В нём обыгрывается слово, которое может означать надежду и опасность». Именно это – столкновение надежд и таящей множество опасностей реальности – в центре нашего внимания. Несколько судеб – беженцев с огромной территории под названием СНГ, жаждущих обрести в обновлённой Германии свой новый дом, обеспечить детям достойное будущее и просто посмотреть мир Запада, такой роскошный и богатый, где всем найдётся место... Но каждого: молодых ребят, занимающихся контрабандой; невезучего предпринимателя, продающего матрасы; жителей Берлина, подрабатывающих рекламой, семью беженцев, перебирающихся через реку в Берлин; молодую девушку, помогающую одному из эмигрантов избежать депортации... – ждёт разочарование, до слёз обидный облом. Бегство в другую страну, по сути от самих себя, не приводит к счастью и благополучию. Всё те же нищета и ложь, наглость и безумие, отчаянные попытки выжить в «прекрасном и яростном мире». И только человеколюбие и сострадание к таким же, как и ты, рука помощи обездоленному даже тогда, когда самому нужна поддержка дают героям фильма последнюю надежду, которая, как говорят, умирает последней. Ни о каком роуд-муви в этом случае и говорить не приходится. Во-первых, "роуд" - расстояние от пункта А до Б - в тягость, и поскорее бы преодолеть ее, так чтобы не попасться полицаям. Во-вторых, больше времени беженцы с просторов СНГ проводят в ожидании движения, чем в самом движении. Так в аэропортах люди с осоловелыми лицами и с мириадами тюков снимаются с места, услышав про посадку на рейс после нескольких часов задержки: неохотно, на автомате, с чувством сдавленной сосредоточенности. Никто в этом фильме не смеется от счастья, не улыбается, не похлопывает ближнего своего по плечу с удовлетворением или сочувствием - почти никто, если не считать толстосумов в предвкушении оргии. Единственный проблеск чего-то, отдаленно напоминающего оптимизм - это светлая зависть в голосе тех же беженцев с Украины: "Вишь, пацаны вот так легко, автостопом и до самого Берлина". Остальными же движет все та же сдавленная, засунутая глубоко внутрь сосредоточенность: люди-сэндвичи, поляки-таксисты, зарабатывающие ночами на платье к первому причастию своей дочери, деятели малого бизнеса, пытающиеся свести концы с концами, полячки, получающие зарплату матрасами. Истории всех этих бедолаг сведены в одну пессимистичную композицию, какие выстраивал, скажем, Пол Томас Андерсон в своей "Магнолии". Рискованая переправа на неближний свет вторит недавнему "В этом мире" Уинтерботтома. Франкфурт-на-Одере как место действия и дерганая, почти догматическая камера - "Гриль-бару под лестницей", такому же заунывному, как пьески коллектива The Notwist: скрипка и немножко нервно, совсем чуть-чуть. А вот этот дальний свет, вернее, его симуляция - вспышки фар проезжающих машин, квадратики окон в небоскребах, фонари на другом берегу - он так и останется дальним, в силу своей недосягаемости. В особенности для людей, готовых заплатить триста рублей за билет в субботу вечером в каком-нибудь "Ролане". Люди, которым до боли близки эти условия, в кино ходить возможности не имеют - именно в этом первостепенная дилемма самого факта существования этого фильма. Тем не менее, надежда остается. Она - в той самой пресловутой гуманности, за которую фильм похвалили на Берлинале, выражающейся в минимизации вреда, наносимого ближнему. Подставляют и обворовывают друг друга эти донельзя низовые люди все-таки не по-артхаусному мягко, без ярко выраженных унижений, и, не поворачивая нож в ране, пытаются скрыться с глаз долой. Руководствуясь, по видимости, сермяжными истинами: "Не мы такие, жизнь такая". Вот парень чехвостит девушку, торгующую контрабандными сигаретами: "Где деньги? Отдавай, они у тебя! Меня не проведешь. А ну-ка, раздевайся!". А через секунду все переходит в любовную сцену. Неловкую, неудобную, неправдоподобную, но все-таки любовную.
Видео:

Яндекс.Метрика

2009-2016 Kinomaza.Com

Материалы данного ресурса предназначены только для ознакомления. Права в отношении фильмов принадлежат их законным правообладателям.